Константин Минаев
Среда, 24.10.2018, 00:42
Приветствую Вас Гость | RSS
Мысль - материальна,
а любые невероятные желания - исполнимы
Chrome free download  Mozilla firefox free download 
Главная РегистрацияВход
Меню сайта
Категории раздела
Политика и общество (мои публикации) [35]
Зарубежная Россия [63]
Интересное в СМИ [74]
Неизвестная история [38]
Календарь
«  Февраль 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829
Спасибо WebMoney
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 43
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Главная » 2012 » Февраль » 26 » Блуд национальной идеи: потомки Римской империи

[26.02.2012/20:37]
Блуд национальной идеи: потомки Римской империи

Искренне восхищает реализация проекта по созданию румынской нации полтора века назад с двухтысячелетней историей, не жалея при этом ни сил, ни средств на поддержание и развитие мифа о достойных "потомках" Великой Римской империи.

Обратившись к информации wikipedia, однозначно можно лишь найти подтверждения сложности и высокой спорности проблематики происхождения румын:

"Проблема происхождения (этногенеза) румын является одной из наиболее сложных проблем румынской и мировой историографии. Сложность получения достоверного ответа на вопрос, где и когда появились румыны заключается в скудости источников по ранней истории территории современной Румынии, а также в предельной политизированности исторических дискуссий.

Представителями всех научных направлений признаются следующие положения:

- В основе этногенеза румын (субстрат) находится некий балканский народ, язык которого находился в родственных отношениях с албанским.

- В начале новой эры этот народ подвергся культурной и языковой романизации.

- На завершающем этапе этногенеза румыны испытали сильное славянское влияние."

Превознося отцов, зачем обрекать матерей на забвение?

Определенно лишь можно утверждать, что за время существования римской провинции Дакия численность римских легионов в разное время достигала двенадцати, что составляло порядка 60 тыс. воинов, которым не воспрещалось общаться с местным населением и обзаводиться семьями. Территория римской Дакии не превышала 25% территории нынешней Румынии. А основу переселенцев из Римской империи составляли жители отдаленных римских провинций, таких как Иберия, Далмация, Галлия, Ближний Восток, притом не самых лучших их представителей. Скорее всего, как раз и они явились одной из сторон ассимиляционного процесса в формировании нового народа, но явно ещё не румынского.

С момента ухода римских легионов из Дакии, неоднократно территория нынешней Румынии была заселена другими народами в период великого переселения народов, в том числе венграми, славянами, болгарами, оттесняя "романизированных даков" южнее Дуная и в Карпаты.

Очевидно, что проблема происхождения этногенеза румын крайне сложна в связи с тем, что носители национальной "велико-румынской" идеи во главе угла своей концепции ставят само своё происхождение, превознося себя до потомков Великого Рима. Но явно преднамеренно забыв, что ассимиляция представляет собой взаимный процесс с участием, по крайней мере, двух сторон. Что в свою очередь и порождает конфликтность с традиционным соседями, которые без сомнения принимали не последнее участие в формировании самой румынской нации.

Кстати странно выглядит молчание тех идеологов о том, что значительная часть даков погибла в борьбе с римлянами, часть была угнана в рабство, остальные ассимилировались и никто из "потомков Великого Рима" не пытается упомянуть о римлянах как об оккупантах земли даков.

Чья земля Бессарабия?

То, что Бессарабия является восточной частью исторической Молдовы, далеко не секрет, чего никто не отрицает. А претензионные отношения Румынии к бессарабской части исторической Молдовы, равносильны возможным претензиям Республики Молдовы в адрес Румынии по вопросу присоединение румынской части исторической Молдовы к своей единственной идентифицирующей стране на левом берегу Прута.

Но нестерпимые желания Румынии, по всей видимости, не иссякнут в скором времени, поэтому лучше перейти к периоду, предшествовавшему образованию румынского государства и характеризующему реальное состояние дел на данной территории.

Хотелось бы обратиться к "Описанию Бессарабской области", датированному 1816 годом и составленному  надворным советником Павлом Свиньиным, который подтверждает многонациональный состав жителей Молдовы ещё до присоединения Бессарабии к Российской империи:

"Бессарабскую область населяют разные народы, как-то: молдаване, русские, греки, болгары, армяне, немцы, сербы, жиды и цыгане."

Также в разделе "Народонаселение" упоминаются русские, как бы это не резало слух унионистам, которые пытаются вещать о политике преднамеренного заселении Молдовы иноплеменниками именно после 1812 года:

"Россияне. Они поселились здесь в разные времена и по разным обстоятельствам."

О языке хотелось бы привести полностью цитату, и ещё раз подтвердить состояние данного вопроса на тот момент времени:

"Язык молдавский и след просвещения в Бессарабии. Молдавский язык имеет свое происхождение от латинского и удержал в своем основании более оригинальности древнего римского, нежели италиянский, в самом Риме употребляемый. Он принял также много славянских слов, как по соседству Молдавии с Россиею, Польшею и Болгариею, так и по родственным связям, ибо нередко польские и сербские князья вступали в родство с молдавскими; более же потому что, по разделении церкви на восточную и западную, Молдавское и Валахское княжества оставили буквы латинские и приняли славянские (Князь Кантемир, в книге своей о Молдавии), так что со времени молдавского митрополита Феоктиста и владетельного князя Александра, прозванного Добрым, приняты славянские письмена.

До наших почти времен все церковные книги были славянские, которые и теперь, в ризницах монастырских и в некоторых церквах, сохраняются. Судебные акты и княжеские грамоты также писаны были по-славянски и начинались словами: Божиею милостию и проч. Таковые грамоты можно найти и во всех монастырях, и у бояр, имеющих вотчины от предков, а потому некоторые славянские слова вошли в такое употребление, что сделались почти коренными. По сей причине можно сказать, что молдавский или валахский язык имеет в основании латинский и славянский языки. Трансильванские волохи в наречии своем имеют уже менее славянских слов, а приняли много венгерских; волохи же обитающие в разных частях за Дунаем, смешали язык свой с простым греческим наречием, коим писаны и церковные их книги."

Подтверждением поликультурности и многонациональности на территории Молдовы могут служить примечания Семиона Даскала к повествованию молдавского летописца Григория Уреке:

"места пустынные… здесь властвуют лишь звери и птицы… и простираются вниз до Дуная, а вверх до Днестра, где граничат со страной ляхов… Поняв эти слова, охотники поспешили в Марамуреш, откуда вывели своих людей в эту страну и других побудили, обосновались вначале у гор и распространились по Молдове вниз. А Ецко-пасечник, как узнал о поселении марамурешцев, сразу же ушел и он в страну ляхов, привёл множество русов и поселил их по Сучаве вверх и по Сирету к Ботошанам."

Возможно, наряду с этим приобретает больший смысл и правдивость утверждения Н.М. Карамзина о вхождении Молдавии в Литовские владения в начале XV века:

"Захватив Ржев и Великие Луки, властвуя от границ Псковских с одной стороны до Галиции и Молдавии, а с другой до берегов Оки, до Курска, Сулы и Днепра, сын Кестутиев был Монархом всей южной России."

(Сигизмунд Кейстутович - Великий князь Литовский, ок.1350—1440)

Да, поистине нет более загадочной и "тёмной" науки, чем история, которая сильно подвержена соблазну правки и неожиданной трактовки своими потомками. Но трудно не согласиться, что версия Дмитрия Кантемира о происхождении Молдовы выглядит красочней, заманчивеё и более чем приемлемой для возрождения целой несуществующей ранее нации "Римской молодежи", возвратившей свои исконные права на эти земли:

"Римская молодежь - охотно последовала за своим господином. Большими группами преодолевают они ущелья гор, прочно закрепляются в местах, столь чудесно обретенных, и торжественно провозглашают первооткрывателя сих мест Драгоша первым господарем новых поселений.

Таким образом, эта провинция, будучи возвращена их прежним владельцам, потеряла вместе с римскими законами свое дако-римское наименование и стала называться как за рубежом, так и самими ее жителями Молдавией, по имени реки Молдова."

Не беда, что римские правители заселяли опустошенные земли ни сколько римскими гражданами, как об этом пишет Кантемир, сколько другими народами подвластных Риму стран, но главное звучит красиво и слуху приятно - "потомки Римской империи".

Нравы и обычаи

Содержательную информацию несет "Описание Бессарабской область" о пребывающих нравах в присоединенной Бессарабии:

"Нравы и обычаи здешних жителей не могут быть одинаковы, по различию наций, составляющих народонаселение Бессарабской области, но как молдаване составляют важнейшую часть жителей, то все прочие (кроме жидов) приноравливаются к их обычаям. Обычаи простого молдавского народа во многом сходствуют с малороссийскими, даже и в самой одежде, которая у тех и других состоит из полукафтанья с поясом, кичменя с прорезанными рукавами, а иногда без прорезу, из широких шаровар, красных сапог и серой или черной овчинной шапки."

И о системе власти, так называемого независимого "дороссийского оккупационного" периода, которая никак не олицетворяет вершины Европейской цивилизации:

"Система молдавского правительства, основанная на коварстве, грабительстве и насилии, имела величайшее влияние на характер бояр молдавских. Не полагая, чтоб качества сии были у них врождены, должно признаться, что вообще они весьма искательны, горды пред низшими и низки пред теми, кто их выше, корыстолюбие не почитается у них пороком, и все способы к обогащению для них святы и возможны. Впрочем, нет сомнений, что хорошими примерами весьма легко можно обратить их к лучшей, справедливейшей нравственности."

Мало что изменилось за последующие 90 лет в молдавской глубинке, где как правило, заправляли представители "потомков Великого Рима". Из воспоминаний князя С.Д. Урусова, Губернатора Бессарабии, "Записки Губернатора":

"Прием просителей в Кишиневе - обряд в Великороссии неизвестный. Приемная моя обыкновенно наполнялась раза три-четыре в день так, что мне приходилось выходить к просителям через каждый час. Они говорили чуть не на десяти разных языках, из которых мне были знакомы не более двух. Великороссы, малороссы, поляки, евреи, турки, греки, армяне, болгары, немцы-колонисты, швейцарцы из села Шабо, какие-то гагаузы и, наконец, в огромном количестве, молдаване - совершенно ошеломляли меня первое время. Молдаване стояли на коленях, держа на головах прошения, и потихоньку бормотали свои просьбы, глядя в землю; евреи и, особенно, еврейки жестикулировали и наседали так, что приходилось от них пятиться...

...Но особенно выводила меня из спокойного состояния привычка молдаван являться издалека, чтобы подать мне лично какую-нибудь кассационную жалобу, которой я даже рассматривать не мог, так как она просто подлежала передаче по почте губернскому присутствию. Кончалось, обыкновенно, тем, что такой проситель, кроме путевых расходов, тратил рублей пять на составление пустого прошения. Невероятно легко обирать молдаванина: он сам идет навстречу поборам и как будто доволен, когда ему удается вручить солидную сумму аферистам, караулящим его на всех углах."

Прочитав эти строки, написанные сто лет назад, наблюдается некая закономерность, чем громче слышны крики националистических проповедников, чем дальше народ отрывается от своих общих корней, тем больше фактическое состояние дел катится по наклонной вниз. Как схожа ситуация XIX века с нынешними реалиями, когда государственная машина начинает возвращаться снова в предмет бизнеса, чиновничьи места продаваться, что, несомненно, влечет за собой желание, во что бы то ни стало обогатиться благодаря должности для оправдания затраченных вложений.

Оккупация

Раз уж так любят некоторые новоделы нашей истории применять в употреблении слово "оккупанты", тогда лучше на ней, оккупации, и остановиться подробней. Какие же оккупации были в истории Румынии и "румынского" народа в обозримом прошлом и что можно назвать оккупацией?

Оккупация Римской империей Дакии - чем не оккупация свободной страны? Оккупация народами великого переселения римской провинции - загнали же римлян за Дунай и в Карпатские горы. Оккупация венграми, хотя по всем историческим документам, венгры проживали на тех землях задолго до романизированных даков. Оккупация романизированными даками пустующих земель позже названной Молдовой - там ведь проживал русин  Ецко-пасечник. Оккупация ляхами, которых привел на эти земли тот же  Ецко-пасечник. Но, несмотря на аргументы, приводимые в предоставляемых "велико-румынами" исторических документах о якобы пустующих землях, присутствует множество фактов проживания на них славян и тюрков. Оккупация Османской империей, которую зачастую не желают видеть некоторые историки и выдают за какую-то там незначительную вассальную зависимость.

Далее, оккупация Российской империей в 1812 году. Если мерить теми же мерками, то и оккупация Румынским королевством бессарабской части Молдовы. Оккупация СССР в 1940 году. Снова оккупация Румынией в 1941 году. И опять оккупация СССР в 1944 году.

Стараясь учесть пожелания всех сторон, которые могут уличить в оккупации кого-либо кем бы то ни было на данной территории, получилась весьма веселая, а скорее абсурдная картина на грани сумасшествия. А может всё-таки стоит задаться вопросом, что возможно так называемые "оккупации" и были тем процессом, который называется историческим процессом формирования народа, нации, государства. И все участники этого процесса, как на стороне "оккупантов", так и на стороне "оккупированных" являются составной и неотъемлемой частью единого целого.

Но лучше всего задаться вопросом о том, чья оккупация больше привнесла народу, обществу, стране? При ком строились заводы и фабрики, качество продукции которых ценилось далеко за пределами Молдовы? При чьей оккупации отрывались школы, ВУЗы, строились жилые дома, больницы, объекты культуры, спортивные сооружения?

Ведь достаточно привести следующие факты, которые по истечению 20 лет так называемой независимости просто не укладывается в голове, что образование и медицинское обеспечение было бесплатным, а рядовой учитель, инженер или врач получал жильё. Что по меркам сегодняшних дней кажется просто из разряда фантастики.

Но главным является то, что все блага создавались и предназначались не для отдельно взятой национальности, а для всего общества, независимо от крови и национального происхождения.

С чего начинается Родина?

Не зря первый ответ на данный вопрос в небезызвестной песне - "С картинки в твоём букваре". Именно заложенные на подсознательном уровне стереотипы в раннем возрасте сильнее всего закрепляются на всю оставшуюся жизнь.

Прочно засел образ в памяти, как во времена пика "возрождения" румынской нации на территории тогда ещё Советской Молдавии воспитатели детских садов вели на очередной митинг своих воспитанников. С триколорчиками в маленьких детских ручках, семеня своими маленькими ножками, быстрым шагом еле поспешали они за своими "поводырями в светлое будущее" Великой Румынии, чтобы не опоздать явиться на намеченное мероприятие вовремя.

Возможно, кто то из "национальных лириков" возразит, что именно это и было тем всплеском желания народа к "унире", сохранившимся на генетическом уровне. Бред конечно, но то что именно воспитание "нового" молодого поколения являлось и является приоритетным направлением в реализации румынского проекта - это факт. Не зря сегодня можно наблюдать реакцию удивления на грани возмущения, агрессии и иронии уже возросшей за последние 20 лет  молодежи на словосочетания "молдавский язык", "история Молдовы", "молдавская государственность". О воспитании крайне негативного отношения и ненависти ко всему связанному с русским и советским периодом времени можно вообще не упоминать, и так всем известно. А всё это как раз и представляется результатом тщательно проводимой и рьяно оберегаемой национальной политики идеологами унионистами, как в системе образования, так и во власти, за весь период независимости Республики Молдова. В подтверждение чего затруднительно вспомнить хоть одно весомое противодействие идеям унионизма и ксенофобии со стороны государства с начала девяностых годов прошлого столетия и до настоящего времени.

На первый взгляд, чувство почтения и гордости вызывает желание "старшего брата" встать у руля интеграционных процессов Молдовы в единое европейское пространство. Но приглядевшись более пытливым взглядом трудно не заметить, что даже в этом безнадежном процессе "щедрый и заботливый родственник" использует насаждение собственной идеологии, под видом внедрения демократических институтов и адаптационных мероприятий, явно культивируя развитие монокультурного общества в чужой стране, полностью ассимилированного с титульной нацией, притом толи молдавской, толи румынской. Вдобавок, всё это проводится за чужой счет. Но больше всего поражает лояльная и мягкая трактовка идентифицирующих значений в последние годы, то бишь молдаване - это один из румынских этносов, незначительно отличный под влиянием русской оккупации, а молдавский язык - румынский диалект подпорченный русским заимствованиями. Слишком явно присутствие желания довести качественное состояние молдавской нации до кондиции эквивалентной румынской. А там и униря не за горами - профессионально растут, прямо на глазах.

Именно исключение из всех сфер жизни и деятельности государства и общества нетитульного населения, а также уничтожение упоминаний о молдавской идентичности, не влезающих в рамки унионистских идей, в совокупности позволит стереть целый исторический и культурный пласт общей истории и слепить требуемое из того что сталось, придав нужную форму.

Румынский вопрос

Что же делать, когда не хватает доказательств величия страны и нации в настоящем и обозримом прошлом? - Пытаться наковырять свое величие, интерпретируя на собственный лад историю, натянув на себя образ чуть ли не правопреемницы Римской империи, раздвигая неимоверно границы до Южного Буга и далее, создавая иллюзию единой и благоухающей нации, победившей во всех войнах.

Но скорее всего создание самого румынского государства во второй половине XIX века, больше связано с заполнением неопределенной пустоты на карте Европы стесняемой с разных сторон Австро-венгерской, Османской и Российской империями. И проглотили бы, бесспорно, но понадеялись, что образование румынской государственности приведет к стабильности в регионе в угоде каждой из сторон. У разных соседних империй были свои интересы, в том числе и многовековой спор между Россией и Турцией о праве на владение Константинополем и Балканами, на пути к которым и простиралась территория нынешней Румынии.

Именно территория и никак иначе, потому что население нынешней Румынии в то время не являлось моногамным по национальному признаку и далеко не на всей её территории доминировали румыно-говорящие жители. Признается многими фактами, что даже уже во второй половине XX столетия национальный  состав Румынии нагло искажался, насаждением национальной политики "Великой Румынии". Только согласно переписям населения Румынии количество русских было занижено в несколько раз, а украинцев и тех на целый порядок.

Тот же выход на Балканы, по мнению некоторых экспертов, и послужил в совсем недавнем прошлом причиной присоединения Румынии к Евросоюзу, а вовсе не близкое родство с Великой Римской империей. Иначе, зачем Европе так нужна была нищая страна со своим большим возом проблем, даже по сравнению с теми же Грецией и Португалией.

Агрессивные действия Румынии являются планомерной и широкомасштабной политикой по усилению своей государственности, уходящей далеко корнями к образованию самого румынского государства. Постоянное желание передвинуть свои границы подальше от Прута и признать румынами чуть ли не половину европейцев, преследует определенные цели. Во внутренней политике - поддержание имиджа "великого государства", а во внешней политике – как можно больше досадить своим соседям, чтобы отвлечь внимание от решения реальных соседских вопросов и обострить вопрос румынизма, тем самым придав более высокий статус в любых переговорных процессах.

Поиск артефактов

Занятие поиском артефактов, подтверждающих ту или иную теорию национальной идеи, в попытке найти обоснование даже самой бредовой и вымышленной, сродни кладоискательству, когда искомый клад превращается в самоцель, смысл существования и в единственную надежду на будущее. Но зачем его искать, когда этим кладом является сам народ, в том составе и обличии, какой есть. Представители всех народов и национальностей, пришедших на эту землю в разные времена для жизни и созидания, и являются той многонациональной общностью двигающей процесс развития вперед.

Сужение национальной идеи до рамок одной титульной нации, что в России, что в Украине, что в Молдове и других странах бывшего Советского Союза, ранее Российской империи, непременно повергнет к потере самобытности и общих корней. Понимание этого в рамках отдельно взятой новообразованной независимой страны в свою очередь, однозначно приведет к общим выводам, что на всём пространстве бывшего Союза больше общего, чем отличного: в истории, культуре, ментальности, независимо от разных названий национальностей и языков общения.

Вероятно, этого больше всего бояться изобретатели, дирижеры и радетели новоявленных теорий самостийности по национальному признаку, крайне чуждых и неприемлемых на нашей земле.

Часть I. Блуд национальной идеи: Inception

Часть III. Блуд национальной идеи: Миссия невыполнима

Часть IV. Блуд национальной идеи: Что посеешь, то и пожнешь


Источник: http://ava.md/analytics-commentary/014754-blud-nacional-noi-idei-potomki-rimskoi-imperii.html
Категория: Политика и общество (мои публикации) | Просмотров: 672 | Добавил: Константин_Минаев | Автор: Константин Минаев | E-mail автора | Web автора | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск
Ссылки
Интернет-Ополчение
My facebook
My Youtube
My youtube
Facebook Like Box
Использование материалов данного сайта возможно, при обязательном наличии активной ссылки на minaev.ucoz.net
Copyright MyCorp © 2018